Край вольности и гостеприимства — Долна

Стандартный

«Былое нельзя воротить, но печалиться не о чем,

У каждой эпохи свои подрастают леса,

А все-таки жаль, что нельзя с Александром Сергеевичем,

Вот здесь повстречаться хотя бы на четверть часа…»

Булат Окуджава, 1972 год.

q4

Долна. Музей

Прогуливаясь по аллее классиков, расположенной в самом сердце Кишинева, среди бюстов национальных поэтов и писателей, нельзя не заметить памятник истинно русского поэта – Александра Сергеевича Пушкина. И это не удивительно, ибо, как известно, некогда  поэта выслали в Кишинев для «исправления», подальше от петербургского вольнодумия. Будучи в ссылке Пушкин хорошо изучил наш край, давший его душе множество впечатлений. События и люди Молдавии, оставили глубокий и длительный след в памяти великого русского поэта, заставив его не раз возвращаться к темам и образам, связанным с Молдавией, и отображать это в своих художественных произведениях. В Кишиневе Пушкин участвовал в народных гуляньях, играх, прислушивался к народной речи. Сохранились свидетельства, что он изучал молдавский язык, во всяком случае, запасом каких-то необходимых в разговоре слов он владел. Исключительный интерес проявлял Пушкин к фольклору. Он слушал и записывал молдавские песни, предания сербских, болгарских, греческих, турецких переселенцев и сказания цыган. А вот касательно последних, сложилась отдельная история.

q2

Долна,музей Пушкину

Край вольности и гостеприимства — Долна

Якобы, любовное приключение молодого поэта в юрченском таборе, повлекшее за собой создание одной из его великолепных и всемирно известных поэм «Цыгане», наделала достаточно шума не только в литературной сфере, но и в мировоззрении людей. История эта, впечатляя своей романтичностью и размахом, по сей день привлекает ни одного любопытного туриста в маленькое село Долна. Самим Пушкиным, о периоде пребывания в Богом дарованном уголке молдавских Кодр, написано много – большей частью в стихах, а биографических подтверждений мало – буквально крупицы.

Заинтриговавшись этим фактом, мы первым делом обратились в интернет, где вкратце нам открылась одна история, за подтверждением сего устремились в библиотеку, где встретили информацию иного характера. Дабы докопаться до истины, мы отправились в путь, и, преодолев каких-то 70 км, посетили дом-музей семейства Ралли в Страшенском районе, гид которого поведал нам еще одну, не менее интересную «быль». Но и этого, отчего-то, оказалось мало, возможно потому открылось нам …

О чем свидетельствует личная переписка и рассказы очевидцев

И было-то ему тогда всего лишь 21 год. Африканский темперамент бил ключом. Серьезные разговоры о свободе, о тирании сочетались с буйным весельем и озорными проделками. Иной раз Александр Сергеевич являлся на променад в Александровский парк (сегодня Gradina Publica) то в костюме молдавского боярина, то в феске и турецких шароварах. В письме к Александру Тургеневу он писал: «В нашей Бессарабии в впечатлениях недостатка нет. Здесь такая каша, что хуже всякого овсяного киселя».

ФАКТ

Иные источники повествуют, что пушкинский маскарад с переодеваниями, был продиктован не то чтобы его неугомонным и озорным темпераментом, а элементарным отсутствием порядочной светской одежды.

Пушкин танцевал, волочился за местными куконицами (боярышнями) и, как свидетельствуют очевидцы, небезуспешно. Пристрастие к картам в полную силу развилось именно здесь, в Кишиневе. Не раз ввязывался в дуэли. Происходили они на Малой Малине, в предместьи Кишинева. Правда, ни разу Пушкин никого не только не убил, но даже и не ранил. Все ссоры кончались мировой.

ФАКТ

Строгое наблюдение за ссыльным поэтом было поручено Ивану Никитичу Инзову, генералу, царскому наместнику в Бесарабии. По доброте душевной он сквозь пальцы смотрел на пушкинские проделки. Иногда, правда, сажал его под домашний арест, оставляя без сапог. Оба были привязаны друг к другу, и добряк Инзов немало горевал, когда Пушкина перевели в Одессу под неусыпное око графа Воронцова.

За три года Пушкин успел: ослабнуть и возмужать, обзавестись истинными друзьями и реальными недоброжелателями, повалять дурака и написать лучшие из своих произведений … В общем, многое чего успел, но наш рассказ концентрируется только на одном из периодов его жизни, связанным с путешествием в то самое село Долну и известным нашумевшей историей в далеком 1821 году.

Версии разнятся, притом весьма значительно

Так один источник (Яковлев) пишет, что Пушкина отправил в путешествие сам Инзов: «Он не раз посылал поэта в дальние командировки в виде наказания, когда домашние аресты с чтением французских романов не помогали. Отсутствие поэта после очередного скандала в городе, затеянного Пушкиным, Инзова даже устраивало. Это успокаивало страсти». По другой из версий, в Долну поэта пригласил один из лучших его товарищей, сын известного помещика Захария Эммануиловича Ралли (Замфираки – как любовно называли его друзья). Вот тут-то и завязывается полная неразбериха, начиная с момента обсуждения, какого происхождения столь необычная фамилия Ралли-Арборе и, заканчивая дезориентацией с каким же именно из сыновей, все-таки дружил Александр Сергеевич. Касательно вопроса о происхождении существует три версии. По одной из них, Ралли греко-итальянского происхождения (после падения Константинополя они якобы переехали в Венецию, где за преданную службу удостоены были почетных титулов). По другой — Земфир Ралли — потомок Джованни Ралли, отцом которого был гражданин Венеции Кристоф Ралли. И по третей, Семейство Ралли — потомки Смаранды Арбуре (Ралли), дочери Дмитрия Арбуре, который в свою очередь, являлся потомком известного Луки Арбуре, мудрого сподвижника господаря Молдовы Штефана чел Маре. Но оставим генеалогическое дерево вышеупомянутого семейства, успокоившись на том, что, не смотря на какое бы то ни было происхождение, семья Ралли была по истине прогрессивной для своего времени и, факт дружбы членов этой семьи с молодым Пушкиным подтверждается перепиской, сохранившейся и по сей день. Касательно второго вопроса, о том с кем именно водил дружбу поэт, информация все таки требует уточнения. Так, некоторые источники, сообщают, что другом Пушкина был Константин Ралли, которому принадлежало поместье в Юрченах. Несостоятельность подобных представлений очевидна, поскольку архивные материалы, указывают на то, что в 1821 г. Константину было всего 10 лет. Возможно, Пушкин и был дружен с ним, но на уровне его возраста.

ФАКТ

Цыганская деревня в Юрченах не могла тогда принадлежать Константину, так как по Уставу дворян и Книге дворянской сыновья наделялись имениями лишь в 22-летнем возрасте, а к 1821 г. такого возраста достигли лишь два сына Земфираки: 24-летний Григорий и 22-летний Иван. Первому отец уступил селение Варзарешты с 57 дворами, а второму — Юрчены с 30 дворами. Последнему и принадлежала цыганская деревня. Селение Юрчены перешло Константину только в 1838 г. и принадлежало ему вплоть до его смерти в 1856 г. Это селение перешло затем по наследству его сыну Замфиру Константиновичу Ралли-Арбуре, автору рассматриваемых воспоминаний.

Ошибочная информация предоставленная сыном Консантина, объясняется легко. Будучи автором рукописи «Воспоминания о Пушкине семейства Ралли», он был мало знаком с историей своего рода, а написанное им, по его собственным словам, являлось плодом и «скелетом всего услышанного и за давностью лет во многом перезабытого». Оказывается, о пушкинских событиях 50-летней давности, Замфир услышал от своей 70-летней тетушки Екатерины Стамо-Матиас. Пересматривая свои воспоминания уже 80-летним стариком (спустя 60 лет с момента беседы с тетушкой), он сделал попытку воздать события времен, где прошли годы его детства. Для полноты воспоминаний автор дополнил их сведениями из опубликованных источников — дневников и воспоминаний других знакомых русского поэта по Кишиневу. Оттого-то, путаница и взяла свое начало.

ФАКТ

Показания Замфира не точны даже о самом себе. На первом листе своей рукописи он пишет: «Родился я в 1848 г., в Черновцах, Буковина». Черновицкий исследователь Фрейлих своей находкой опроверг приводимое автором рукописи показание. В книге регистрации новорожденных, сохранившейся при Черновицком областном ЗАГСе, найдена следующая запись: «Ралли Замфир родился 14 декабря 1845 г. в г. Черновцы …”
Крах мифа о вольной Земфире

История с цыганкой Земфирой оказалась не менее запутанной, а в последствии и преувеличенной. Так, рассказ тетушки Замфира, Екатерины Стамо-Матиас, (старшей дочери Замфиракия Ралли), с которой Пушкин был в приятельских отношениях, пестрит не одной доскональной подробностью встречи и времяпровождения поэта с цыганкой, которые при детальном рассмотрении, также являются, как минимум игрой разгулявшейся фантазии. Вот ее слова: «Я прекрасно помню эту девушку. Её звали Земфирой; она была высокого росту с большими чёрными глазами и вьющимися длинными косами. Одевалась Земфира по-мужски, носила цветные шаровары, баранью шапку, вышитую молдавскую рубаху и курила трубку. Была она действительно настоящая красавица, и богатое ожерелье из старых серебряных и золотых монет, окружавшее шею этой дикой красавицы, конечно, было даром не одного из её поклонников».

Не правда-ли, облик Земфиры, без сомнения романтичный и привлекательный выглядит несколько надуманным. Пушкину, действительно, ничего другого не оставалось, как влюбиться в нее по уши. Но, уже то, что Екатерина Захаровна описывает, будто девушка одевалась по-мужски, должно было бы насторожить. И уже совершенным нонсенсом выглядит фраза о богатом ожерелье из старых серебряных и золотых монет.

ФАКТ

Мониста является знаковым атрибутом замужней женщины, таким же, как косынка и фартук. Девушка имела право носить только бусы, или одну монетку (в знак того, что она засватана).

Земфира, в соответствии с законами табора, просто не могла принимать ухаживания, а тем более дорогие подарки от цыган. Даже малейший намёк на такие вольности навсегда погубил бы её репутацию. Мало того, как утверждают этнографы: «в начале XIX века цыгане Молдавии были очень бедны. Даже у замужних женщин золотые мониста были исключительной редкостью. Только к концу столетия (когда записывались воспоминания) ситуация изменилась, что и привело к появлению этого эффектного украшения на шее Земфиры». Кстати, текст пушкинской поэмы гораздо ближе к этнографической действительности, который показывает, что цыганская подруга героя не имела монист:

Что шум веселий городских.

Где нет любви, там нет веселий;

А девы… Как ты лучше их

И без нарядов дорогих,

Без жемчугов, без ожерелий.

Но этот факт, лишь вершина айсберга заблуждений. В рукописях Замфира, основанной на рассказах тетушки выясняются, и другие подробности, касательно взаимоотношений Пушкина и Земфиры: «не раз видел их держащимися за руки и молча сидящими среди поля», или в иной редакции: «По целым дням Пушкин и Земфира бродили по лесу; красавица пела песни, а Пушкин слушал». По версии этих же источников, роман заканчивается достаточно печально: Земфире надоедает ревнивый барин и она бежит от него в соседнее село. Пушкин не может ее отыскать и возвращается в столицу. Позже от семейства Арборе он получает известие о смерти Земфиры от руки очередного ревнивого поклонника.

Что ж, история действительно достойная пера и пиара, если бы историки не предприняли попытку реконструировать то, что произошло в действительности. Однако, прежде, чем указывать на неправдоподобие ряда деталей, отметим то, что представляется реальным.

Что говорят литературоведы?

Трубецкой, знаток молдавского периода в творчестве Пушкина, установил, что поэт действительно находился в таборе между 28 июля и 20 августа 1821 года. К этому выводу он пришёл, сверив даты пушкинских писем и воспоминания его знакомых. «Пушкин в самом деле на три недели исчез из поля зрения, так что у нас нет оснований сомневаться в реальности «цыганского эпизода»» — сообщает он. НО!Цыгане, с которыми встретился Пушкин, были крепостными. Они не могли перечить гостю табора в его желании задержаться на неопределённый срок. Поэта сопровождал сын их хозяина, и они могли жестоко поплатиться за малейшее проявление неудовольствия. Исходя из этого, Александр Сергеевич вполне мог проживать в шатре вожака и ухаживать за его дочерью. При всем этом, все участники этой сцены понимали, что русский дворянин ни при каких условиях не женится на бессарабской таборной цыганке. Опасаясь за дочь и за себя, старик булибаша разрешил дочери находиться в обществе Пушкина. Никаких вольностей девушка себе, естественно, не позволяла, но и противиться ухаживаниям не смела. Цыгане надеялись, что гостю наскучит данная ситуация, и он, наконец, уедет. По прошествии трёх недель стало окончательно ясно: молодой человек увлёкся Земфирой до такой степени, что выжидательная тактика ничего не принесёт. Тогда отец посоветовал дочери на время исчезнуть, а чтобы молодой барин не решил, что девушку от него нарочно прячут, ему объяснили, будто она сбежала с любовником. Данной версией отец выводил из под удара себя и табор. Без всяких сомнений, развязка была устроена по-житейски мудро. Когда молодой поэт бросился на розыски, цыгане решили подстраховаться, и объяснили, что Земфиру любовник зарезал. В сущности, это был уже готовый сюжет романтической поэмы. Пушкин воспринял то, что ему рассказали, буквально и сделал в корне ошибочные выводы о нравах, царящих в цыганской среде. Поэма «Цыганы» стала истоком мифа о ветрености цыганок, для которых, будто бы, нет иных ценностей, кроме любви.

ФАКТ

Уклад цыганской семьи в прошлом был сугубо патриархален. Со стороны цыганка казалась женщиной развязной, доступной. На самом деле этобыло не так. Как правило, девичья честь высоко ставила её в таборе и семье. В вечернее время девушка должна была находиться не только в таборе, но и возле своего шатра. Контакты с молодыми людьми (даже цыганами из того же табора) решительно пресекались семьёй. Родители знали, что если о девушке пойдёт дурная слава, её трудно будет выдать замуж. В случае же, если бы невеста не сохранила свою девственность, семью ожидал такой позор, что пришлось бы на несколько лет отделиться от табора и кочевать отдельно — вот почему такие случаи были явлением исключительным.

Таким образом, любовное увлечение на глазах у всего табора (как это описывает Ралли-Арборе) было невозможно в обычных условиях. Более того, для цыганской девушки молодые люди нецыганской национальности как бы не существовали. Потенциальный жених мог быть только из цыганской среды, и увлечение Земфиры тем, кого цыгане называют гажо, было практически невозможно.

Что говорят историки?

Исследователь бессарабского периода жизни Пушкина Кочубинский заявил, что летом 1821 года Пушкин решил тайно покинуть Россию и для этого отправился «с цыганской экскурсией» до Измаила. Ведь цыгане кочевали! «Путешествовали цыгане без виз, паспортов, без особых сложностей и преследований пересекали границы, минуя таможенные кордоны, и Пушкин все это хорошо знал. Раствориться в их массе, принять их вид, стать цыганом,- и все остальное произойдет само собой. Пушкин гляделся в зеркало, и сомнения во внешнем сходстве с данным племенем исчезали. Некоторые черты характера тоже были, пожалуй, сходны» — полагает Кочубинский.

ФАКТ

В рассматриваемое нами время российские границы не были для цыган помехой. И эту дикую свободу передвижения не раз использовали лица, которые хотели пересечь границу Российской империи нелегально. Этеристы в те годы бесконтрольно ходили в Молдавское княжество, в Грецию и обратно в Бессарабию с цыганскими таборами по несколько раз в год. Было время, когда местные власти махнули рукой на этих бродяг, не подчиняющихся приказам сверху.

Опираясь на чьи-то догадки и домыслы

Остается загадкой, почему Пушкин не ушел с табором за границу. Табор туда не пошел или — Пушкин не пошел с табором? Первое более вероятно. Неспокойное состояние за границей Бессарабии, война турков с греками, бандитизм, кровожадность обеих сторон – достаточные аргументы для вожаков табора, в котором много стариков и малых детей, чтобы кочевать по эту сторону границы, где относительно спокойно. Пребывать дальше в таборе становилось бессмысленным, хотя после, по размышлении, Пушкин пришел к выводу, что все-таки надо было остаться. Но он, «безумец», ушел. Также не исключено, что это была, так сказать, пристрелка на местности, репетиция побега, тренировка. Помалкивать об этом впоследствии было весьма разумно. Как всегда у поэта, доминирующую роль и тут играла женщина, которой он был в данный момент увлечен. Эту причину можно было не скрывать, а наоборот, сделать ее главной, что Пушкин и осуществил в поэме. Собирая мозаику из столь разных уст, мнений и воспоминаний, однозначно можно утверждать лишь одно: поэт однозначно дружил с семьей Ралли-Арборе, он действительно был в Долне, и знакомство с красавицей Земфирой также имело место. Оттого цыганская тема как часть темы изгойства прошла через всю жизнь Пушкина и обрела симпатию у читателей не без участия в этом легенд, которыми обросли стихи. С фактами дело сложнее, и, кажется, время их уничтожило.

q3

вход в музей

ДОЛНА СЕГОДНЯ
Сегодня помещичья усадьба в селе Долна — единственный сохранившийся памятник такого рода в Молдове. Еще в середине прошлого века Иван — владелец Долны — в память о Пушкине, построил на холме деревянную церковь. Позже, когда Иван узнал о трагической смерти поэта, он решил увековечить память друга в этих местах и вместо маленькой деревянной церквушки он построил красивую каменную церковь имени Пресвятой Богородицы. Об этом говорят даты, относящиеся к возведению церкви, связаные с именем Пушкина. Так утверждение плана-проекта строительства церкви — случилось в июне 1847 г. (10-я годовщина со дня смерти поэта). Закладка фундамента церкви — в апреле 1849 г. (к 50-летию со дня рождения). Освящение церкви почетным лицом Кишиневской духовной консистории — в сентябре 1852 г. (к 30-летию пребывания поэта в этих местах).

q5

Во дворе музея. Долна

ФАКТ

«Ванька» (как называл его Пушкин) в отличие от его родителей, братьев и сестер погребен в 1858 г. в построенной им церкви. Здесь, в Долне, справа от входа, по сей день, можно увидеть его надгробный памятник.

q6

Долна

По правде сказать, большого впечатления музей не производит. В восьми экспозиционных залах, мало что сохранилось непосредственно из этого дома, но картины, иконы, габелены, мебель и другие экспонаты собранные в течении полувека, реально отражают дух 19 столетия. Из подлинных документов, относящихся к жизни Пушкина и семьи Ралли, в музее хранятся только письма Ралли-младших и завещание главы семейства. А вот сад, его окружающий, великолепен. Тут чувствовалась рука хорошего ландшафтного дизайнера. Деревьям, растущим там, уже более двухсот лет. Стало быть, когда сюда приезжал Александр Сергеевич, эти деревья уже росли, и он проходил мимо них, по этим дорожкам.

БЕСПЛАТНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ

Есть в Юрченах дом-сенсация — уникальный объект, который мог бы стать просто Меккой для туриста. В семействе Ралли его называли «хозяйским», и это не шикарная усадьба, которая есть в Долне, а небольшой крестьянский дом. Здесь молодой Ралли с другом Пушкиным и останавливались. Здесь же, на красивейших лугах между Юрченами и Варзарештами известный поэт подружился с цыганским табором. Вот куда нужно туристов водить! Даже если это лишь предположения ученых, даже если это легенда! В других странах из таких легенд туристическая отрасль куётся. Правда, в доме Ралли живёт обычная местная семья. И рассмотреть уникальный объект можно только через забор. Со времён Пушкина, говорят, в доме мало, что осталось, а во дворе — деревянное корыто, которому более ста лет будет.

ФАКТ

Пушкин, оказывая влияние на молдавскую литературу, сам ощущал воздействие общественно-культурной жизни молдавского народа на свое творчество. Об этом свидетельствует, в частности, его стихотворение «Черная шаль», написанное в первые недели пребывания его в Кишинев. Стремясь особо подчеркнуть зависимость этого стихотворения от молдавского фольклора, Пушкин всегда публиковал это стихотворение либо с заголовком, либо с подзаголовком «Молдавская песня».

ФАКТ

Произведения великого русского поэта переведены буквально на все языки народов мира, но первыми, кто перевел Пушкина еще при жизни, были молдавские поэты, в частности Константин Стомати и Константин Негруци.

Реклама

2 responses

  1. >> И это не удивительно, ибо, как известно, в далекие советские времена поэта выслали в Кишинев для «исправления», подальше от петербургского вольнодумия.

    :))))))))))))))))

  2. Написано конечно всё правильно, хотя и только поверхностно. В любом случае спасибо

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s